І. Каждодневнная жизнь в обществе без Бога

Коммунистическая Партия пришла к власти в России в октябре 1917 года, а тремя месяцами позже – в Украине. Она поставила целью себе создать “новую нравственность” и “нового человека” и построить новое общество, основанное на общем благосостоянии, превратить мир в “земной рай”, рай без Бога и без религии. Эта идеология видела в Церкви с ее концепцией Иисуса-Спасителя мира главное препятствие в установке коммунистического режима. Религиозные верования и частная собственность были для Ленина и для коммунистической партии одним из главных препятствий в установлении коммунистической диктатуры. Одним из важнейших заданий советского режима была борьба с религиозными верованиями, а уничтожение последних было условием, без которого невозможно построить новое общество и воспитать “нового человека”. (М. Горький 1920 р) надпись: “Ленинизм действует без милосердия, чтобы уничтожить религию. Религия похожа на жидкость, в которую враги окунают наших людей. Не можем забывать, что религия – это интеллектуальный напиток с ядом: она отравляет, гипнотизирует, наркотизирует и розслаблює наших людей” Это проблема не какая-либо, а чрезвычайно важна: надо уничтожить то, что было создано в течение двадцати веков.

zytia01

Михаил Калинин говорил: “Борьба с религией является орудиями, необходимым для проложенния дороги коммунистам”.

 

 

 

Ленин ненавидел религию, потому что видел в ней очень опасное оружие.zytia02 Плевал на крест, топтал его и, не находя других слов религию називал как “затемнение людей”, “социальное зло”, “опиум народа”, “духовная водка”. Вместо религии, согласно замыслам распространителей атеистической идеологии, атеизм был доктриной, в которую должны были верить все. “Социализм – это моя религия”. Борьба с религией была важнейшим делом, которое осуществлялось на территории советской страны. “Мы ведем и будем вести кампанию против религиозных верований”, (Йосиф Виссарионович Сталин) .

В религиозных обрядах виделась непрямая угроза для жизни и здоровья людей. Обряд крещения был заменеа “праздником имени”; миропомазание – “праздником взрослости”, а религиозное захоронение умерших “торжественными похоронами” с музыкой и несениям медалей.

Конечной целью антирелигиозной борьбы было построение нового общественного режима, который, базируясь на марксизме-ленинизме, должен был быть режимом коллективной справедливости, “раем на земле”. Нужно сказать, что программа “раю на земле” должна была осуществляться правительством с помощью единственной силы – Коммунистической партии, которая контролировала жизнь всего общества, которая полностью была ей подчинена. Условием сотворения нового мира было уничтожения старого с помощью революционного террора масс. Ленин декларировал: “Чем большее количество представителей буржуазии и клиру можно по этому поводу расстрелять, тем лучше. Этим самым мы дадим для них важную науку, потому что запретим даже думать на протяжении долгих лет о любом сопротивлении.

Григорий Зиновиев заявлял:, “Чтобы уничтожить врагов, нам нужно иметь собственный социалистический террор. Мы должны перетянуть на нашу сторону девяносто из ста миллионов жителей советской России. Относительно других нет что и говорить: их надо уничтожить”. “Мы ненавидим христианство и христиан. Даже наилучший среди них должен считаться за нашего наихудшего врага” (Анатолий Луначарський) .

Так началось жестокое преследование верующих : людей истязали, сжигали заживо. Некоторых католических священников и мирян похоронено заживо лишь за то, что верили у Бога. А. Волков писал: “Никогда не было таких трагических для Церкви времен, как сейчас. Храмы закрывают, христиан преследуют. По-видимому, уже приходит час антихриста. Мы терпим голод, грубость” .

zytia03

Храмы и часовни культового назначения были переделаны на конюшни, бани, зернохранилища или хранилища химикатов, на музеи или библиотеки, танковые, тракторные заводы, заводы по изготовлению пластика, а для большего осквернения на месте алтарей разместили туалеты. Самые известные санктуарии, к которым приезжало много народа, были закрыты и преобразованы в кинотеатры или музеи атеизма. В храмах, кроме сакральных и ценных предметов, изъяли скамьи, уничтожили алтари. Были закрыты все церковные издательства и типографии, запрещена публикация религиозной прессы, началось уничтожение религиозной литературы в книжных магазинах и библиотеках. Директива партии приказывала всем верным сдать власти Святое Письмо и молитвенники. Конфискации церковного имущества сопровождались многочисленными столкновениями верных с отрядами, отправленными на исключение церковного имущества. Много священников были убиты через отказ отдать сакральные предметы. Если верные не отдавали властям ключи от храма, когда приезжала милиция, чтобы его замкнуть, и людей, которые там молились их растреливали. В тоже время начались преследования священников и их аресты: пропадали все те, кто работал на Церковь: органисты и члены приходского совета. Еще никогда Церковь не знала такого сильного удара: большевики считали себя достойным почестей за создание первой в мире светского и атеистического государства.

Правительство настойчиво запрещало религиозные праздники, потому что миряне, даже не имея священников и храмов, молились в своих домах. Религиозные церемонии были запрещены и карались принудительными работами или штрафом в размере 300 рублей. Правительство запретило паломничество, мотивируя это тем, что “участники витаптывали траву и портили урожай”. Священникам было запрещено летом отправлять литургию с 5 утра до 10 вечера, чтобы не отвлекать людей от сельскохозяйственных работ. Была запрещена организация и проведение религиозных собраний, процессии и другие религиозные церемонии, которые “нарушали общественный порядок” .С 1925 запретили уделять таинство брака.

Ассоциация” Атеистические борцы” была важным орудиям в руках коммунистов для шпионажа, доносов, террору относительно верующих и формирования у подрастающего поколения материалистического мировоззрения. Будучи зависимой непосредственно от власти, в 1929 году она предложила закрыть все храмы, чтобы уничтожить их в следующие три года и разобрать на стройматериалы. Организовано много курсов и кружков под лозунгом “гражданин – рабочие – университеты»: в 1930 году их было 44, а в 1931 – уже 84. В 1933 году организовано 5020 начальные курсы и 225 для студентов, последние посещало около 4135 студентов

Для борьбы с Церковью была использована также пресса: газеты и журналы были многочисленными, имели огромный тираж. Наиболее значительными были газеты “Безбожник” и “Атеист”, которые насмехались над Церковью, Евангелией и религией, распространяя неправдивые обвинения и гадости против священников, цитируя неправдоподобные стихи из Святого Письма, перекручуючи библейские события и выдумывая факты из жизни Пресвятой Девы Марии и святых, рисуя на них карикатуры.

Газета “Безбожник”, 1926 год: “Без церкви жизнь более радостная, без религиозных праздников живется намного спокойнее” ; “Крест – это молоток церкви” “Дикие ослы с длинными ушами, покорные и дураки, – это образ христиан, которые должны сносить битье и нести крест”.

 

zytia04

В 1924 году советское издательство опубликовало 700000 экземпляры антирелигиозной литературы; в 1927-1930 годах – 15505 газеты (8000000 экземпляры) и 749 периодика; с 1930 по 1940 годы – 140000000 экземпляры с 1832 антирелигиозными заглавиями (на 1931 год было предусмотрено выдать 3500000 таких экземпляров). Газета “Большевик” в этом же году достигла тиража 3500000 копии. В 1970 году вышла 7251 газета (140000000 экземпляры) и 5553 периодических изданий 59 языками Союза. Как того и хотел Ленин, были газеты для каждой категории читателей: “Правда” – 9000000; “Ізвестия” – 8000000; комсомольцам и пионерам – 10000000 газеты “Правда” в каждой республике; “Мурзилка” для детей – 6000000.

Борьба с религией в советской империи считалась необходимой для создания нового человека: homosoveticus. Власть хотела не только отказаться от Бога, но и стереть из души человека подобие к Богу. П. Е. Нево: “Было ужасно жить в стране, где правил Его Величество Страх. Все боялись: себя, своей жены, своего ребенка, брата, соседа, прислуги, боялись милиции, которая боялась себя самой. Боялись утра, особенно боялись ночи, боялись на заводе, в трамвае, в постели. Общий страх, ужас перед тюрьмой, смертью и жизнью. Правдивый образ ада!”

Газета “Безбожник”, 1926 год: “Без церкви жизнь более радостная, без религиозных праздников живется намного спокойнее” ; “Крест – это молоток церкви” “Дикие ослы с длинными ушами, покорные и дураки, – это образ христиан, которые должны сносить битье и нести крест”.

Слово свобода значило отречение от христианской морали и создания морали новой. Александр Солженицын писал, что для коммунистов слово “мораль” пахло буржуазностью. Они действовали в соответствии с принципом вседозволенности. Верующих начали унижать. “Нет Бога и мораль относительная. Если Бога нет, начальство занимает Его место”. Другой вывод: “Если Бога нет, то все разрешено”. “Все, что видишь, является твоим. Какое бы жилье не заметил – оно твое. Любая женщина твоя. Земля твоя. Небо над головой твое”! .

Коммунизм имел свое виденье морали и свободы. “Ложь, повторенная дважды, является ложью; повторена 100000 разы станет для многих правдой”. Это высказывание Й. Ярославского, известного теоретика коммунизма в 1923 г. Плодами лжи было постоянное утверждение, что в СССР не существовало преследований. Советские писатели говорили, что в период коммунизма в Советском Союзе преследования за веру отрицалось. Представители Церкви были осуждены потому, что “под предлогом религиозной пропаганды выступали против власти. Клир никогда и ни при каких обстоятельствах не преследовался”

«Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек”. Но реальность была другой, подтверждение чего находим в письмах тех, кого преследовали в 1932 г. ” В дальнейшем будете свободны”, – обещали нам. Это было чрезвычайно трудно: слушать, как называют “свободными” нас, депортированных на чужую территорию, в незнакомую страну, в безграничную Сибирь. И без любой возможности даже дыхнуть по собственному желанию! Нашим мужчинам предложили записаться в милицию, чтобы быть надзирателями над другими. Мы многократно были свидетелями ужасных сцен, когда мужчину забирали от жены и детей”

 

Священник, который проживал в Украине, так писал к своим друзьям в Польшу: “Душой и телом я с вами, но в эти минуты совесть говорит нам: больше не можем. Мы здесь находимся возле распятого Христа, битые и сморенные … Сколько страданий через веру мы должны сносить! Но даже в самых безнадежных ситуациях помним, что Бог большой и милосердный. Вы не можете даже представить, в каком ужасном состоянии мы находимся. Почти все храмы в епархии ограбленные, Пресвятые Дары презренны, на алтарях сделаны туалеты. Несколько недель назад в храме Святого Александра украли и выбросили Пресвятые Дары; в Бердичеве было такое же безобразие. Уничтожены и использованы под музеи, тюрьмы, склады для зерна уже 50% храмов и часовен в нашей епархии. Наихудшим является то, что дети Церкви один за другим погибают… Уже многие священники нашей епархии умерли от голода и страшных болезней и лишений. Кроме того, священник-узник не может быть безразличным к другим узникам, а должен всеми заботиться, потому, что они являются несчастными”

В следующие годы в Украине многие люди продолжали терпеть преследование, насилие, принимать смерть только потому что не отрекались веры. Невзирая на это, Церковь выжила, потому что во время Второй мировой войны прибыли священники из Германии, Польши и Западной Украины, присоединенной к Советскому Союзу. С 1944 до 1946гг. было опять открыто 837 святыни и началось практикование веры, которое не было приятным для правительства.

10 декабря 1958 года М. Хрущев подписал декрет “Недостатки проведения научно-атеистической пропаганды среди населения” с целью помешать возобновлению религиозного сознания. Политические организации поощряли поддерживать действия партии, “направленные на подавление религиозных сентиментов народа”. Подготовлен в 1958 году, общее наступление началось в будущем году. Любимым оружием был закон, который приказывал закрыть определенное количество храмов, открытых повторно после войны. Употреблялись все способы: законные, незаконные, свои собственные. Если, например, храм находился возле школы, говорилось, что она препятствовала учебе и ее нужно закрыть. Если верных приходило много, считалось, что толпа препятствовала транспорту и культовое сооружение надо закрыть. Если церковь была достопримечательностью архитектуры, то принадлежала народу, следовательно, ее закрывали. Она нуждалась в реставрации – опять же ее закрывали. Довольный Хрущев декларировал: “Спустя некоторое время религия прекратит свое существование, народ забудет, что это такое и я вам по телевизору покажу последнего священика». В домах верующих забирали книги, радио все что связано с религией, страницы с молитвенника использовали для самокруток.

Этот режим уничтожил христианские нормы жизни и ценности в целом. В шестидесятых – семидесятых годах 90% людей, обвиненных в “антисоветизме”, было осуждено, и это исчеслялось тисяча человек в год.

 

Это лишь некоторые аспекты коммунистического проекта внедрения “рая на земле” – религиозного преследования католиков в Украине. Жертвы были в каждой прослойке общества, включая священников польского и немецкого происхождения. Миряне представляли наибольшее число осужденных: относительно них КГБ не начинало суда и следствия, а просто вывозили их на болота тайги, в Урал, на север или в степи Казахстана. Десятки верующих католиков считали их социально опасными элементами. Они умерли, и ни одна память о них не сохранилась, ни один крест не стоит на их могилах, потому что правящим режимом в то время уничтожались кладбища. Говорили, что это делалось для расширения территории городов и земель колхозов, но в действительности власть хотела уничтожить кресты и отдалить от людей мысль о смерти и вечной жизни.

[i]A. VAKSBERG, Le mystère Gorki, Paris 1997, сс. 72-73.

[ii]A. OKOŁO-KUŁAK, Bolszewizmareligia, Warszawa 1923, с. 120.

[iii]Безбожник 22 (1929) 9.

[iv]Безбожник 4 (1925) 2-3; D. SERRETTI, Il tempo della Tirannia. Nabokov/Bulgakov/Pasternak/ Solzenicyn, Roma 2000, с. 120.

[v]V. LENIN, Opere Complete, vol. XXXV, Roma 1965, сс. 388 -389.

[vi]Антирелигиозник31 (1932) 1.

[vii]Литература в школе5 (1955) 4-5.

[viii]B. CAPLICKI, (a cura di), Martirologio cattolico, Mosca 1999, б.с.

[ix]R. DZWONKOWSKI SAC, Losy duchowieństwa katolickiego w ZSSR 1917-1939. Martyrologium, Lublin 1998, c. 70.

[x]Безбожник у станка 6 (1927) 5.

[xi] Там само, 5 (1927) 10.

[xii]M. LARAN, Russie-URSS 1870-1970, Paris 1973, с. 321-322.

[xiii]E. WALEWANDER, Katolicyzm na wschod od Bugu. Fakty i nadzieje, Naklo nad Notecia 1998, с. 14.

[xiv]A. SOLZENICYN, Arcipelago Gulag I1: 1918-1956, Milano 1990, c. 477.

[xv]История Совецкой Конституции в декретах, Москва 1936, c. 67

[xvi]F. OLECHNOWICZ, Prawda o Sowietach. Wrażenia z 7-letniego pobytu w więzieniach sołowieckich 1927-1933, Warszawa 1937, c. 13.

[xvii]D. NOWICKI, O odprawianiu nabożeństw przez duchowieństwo katolickie, uwięzione na Wyspach Sołowieckich (lata 1925-1932), ms, s.d.

[xviii]N. KRUSCEV, Kruscev ricorda, Milano 1971, с. 254.