XIII. Возрождения и востановления храмов

8e041-25vca7xft2mБорьба относительно защиты храма была от первых годов преследований вплоть до падения СССР. Прихожане заботились о храме, как о своем самом дорогом сокровище, потому что был дорог и близок их сердцу и отвечал духовным потребностям – в храме они пережили наилучшие и важнейшие мгновения своей жизни. Это было также памятью о давних и лучших временах и символом надежды на лучшее будущее, которую власть непрерывно с насилием хотела уничтожить. О большом беспокойстве верных о храмах и священниках свидетельствуют неоднократные их обращения к власти: “Мы, рабочие колхоза, участники Второй мировой войны, неоднократно обращались к вам, чтобы получить разрешение для постоянного священника. Много раз обращались к вам, писали, но получили только письмо № 132 от 25.04.63 года, в котором сообщаете, что получили наше письмо. Мы и до сих пор ожидаем от вас разрешения. Просим его из всей души и сердца: дайте согласие на разрешение, чтобы найти служителя культа. Они есть, и вы знаете их лучше, чем мы. Посмотрите, что мы получили от власти? Мы слушаем и делаем все, что вы и партия требуете. Мы не идем на пляже и не отдыхаем; нам осталась только свобода совести и мы, люди старшего возраста, просим вас дать нам возможность удовлетворить наши духовные потребности”.

“Оставлены без храму, мы вынуждены собираться на молитвы на кладбищах города. Нам очень досадно, что мы, граждане, которые боролись за освобождения нашей Родины от немецкой оккупации, оставлены без дома молитвы и при любом времени года должны собираться под открытым небом, в то время, когда православные, евреи, евангелисты и представители других вероисповеданий имеют дома молитвы, где собираются для служб и религиозных обрядов. Это ничто другое, как лишение тысяча католиков их гражданских прав” .

Не принимая во внимание преследование, в районах Винниччины практика веры продолжала развиваться. После Второй мировой войны присутствие молодежи в Церкви увеличилось от 20 до 40% благодаря примеру тех, кто участвовал в литургии. В первой половине 1949 года в Виннице на праздники Нового Года, Святого Иосифа, Благовещения и другие, храмы были переполнены, и много верных вынуждено было стоять на улице. В том же году 659 человек приняло крещения, около 300 поисповедовалось и 98 пар повенчались. В будущем году было 347 крещений, 168 венчаний и 4.500 исповеди. В 1951 году – 625 крещений, 173 венчаний и 7000 исповеди. В том же году в Винницкой области отец Високинский поисповедовал 2350 человек, окрестил 850 детей и благословил 38 венчаний. В одном из воспоминаний Ф. Ситар: “В первую пятницу месяца священник поисповедовал около 280 человек в очень сложных условиях: несколько ночей он не спал и все это время находился в маленькой комнате где нет свежего воздуха или в очень холодной часовне. Священник исповедовал в течение многих часов, так что аж ноги у него вспухли. (Плачет). В три часа быстро пообедал, потому что раньше не имел на это времени, так как его ожидало много верующих, в том числе греко-католиков, прибывших для принятия таинств крещения, венчания или исповеди. Я сказала голове приходского совета: “Позови священника, пусть хотя бы немножко отдохнет”.

 

0309_wysokinski_1

В 1952-1953 годах отец Високинский был единственным священником во всей области и “только один раз на год на один день” имел возможность посещать храмы за пределами Винницы. В 1953-1954 годах к приходу в Мурафе принадлежали 6300 верных, из которых около семидесяти участвовали в ежедневной литургии; 400-800 человек – в воскресной литургии и 1500-4000 – на торжества. В 1953г. во время Рождественских торжеств, которые традиционно длились три дня, в Виннице около 3000 верных каждый день участвовали в литургии; в Хмельницком – 1000; в Мурафі – больше 2000; в Бару – 2500 и в Шаргороде – больше 1000 человек. В следующем году во время Пасхальных торжеств в Виннице на трех Святых Службах было присутствующих около 9000 верных, а в Мурафе – около 7500. Наблюдая за католиками, которые посещали храм в Виннице, ответственный по делам религии писал своим начальникам, что верные католики, проходя мимо храма, всегда туда заходили; если не имели времени, то хотя бы на 5-10 минут. Беря под внимание доклад, подготовленный для работников служб безопасности, в 1958г. На територрии Винницкой району было 15 храмов и 3 часовни и приблизительно 30000 верующих.

В 1959 году представитель правления из Шаргорода просил своих начальников, чтобы те запретили отцу А. Хомицкому выполнять свою миссию и так мотивировал свою просьбу: “В этом храме организуются торжественные службы под открытым небом и религиозные праздники, во время которых есть процессии; в них участвуют от 1500 до 2000 человек. Через день священник отправляет литургию с утра аж до вечера”. В 1960 году в Мурафе участвовали в Рождественских праздниках 2000 человек, где 70% – детей.

Из данных, представленных ответственным по делам Религии в Москве А. Пузиним, в июне 1963 года “на территории Украины было открыто 104 храма, с каких 58 есть без постоянного священника”.

“Мы не хотели смерти, но когда кто-то умирал, то были радостны, а не грустны. Это утверждение может показаться бессмыслицей, но наше духовное ощущение было оправдано возможностью встречи со священником, потому что власть в таких случаях разрешала его присутствие. Держали дома усопшего два или три дня, чтобы поисповедыватся и участвовать в Службе Божьей”.

Вера передавалась благодаря родителям, потому что родители были отважны. “Мой отец учил нас любить Бога всеми силами и полностью отдаться в его руки”. “Вечером мы, дети, становились на колени и вместе просили папу, чтобы читал из книжечки молитвы. После молитвы папа учил нас: “Дети мои, не отрекайтесь от Бога даже на мгновение, даже в очень ужасных преследованиях или трудностях. Не берите чужих вещей, не делайте никаму зла, не сплетничайте, помогайте другим – и у вас все будет хорошо” . “Очень хорошо помню, как мама меня прятала в храме! Это настолько запомнилось в моем сердце, что я этого никогда не забуду. Она действительно была мне утешением и поддержкой в самых тяжелых ситуациях и помогла перенести все несчастья”

Господин А. Левитин, учитель литературы, который с 1931 года через исповедывание своих убеждений бесстрашно пережил четыре осуждения, отбывая в целом 12 лет лагерей, свидетельствует, что помогло ему все это пережить. “Было бы очень некрасиво с моей стороны, если бы я не сказал, почему благодарен этой благодати. Скажу лишь одно слово: молитве. Весь мир есть чудо, и только близорукие его не видят. Но наибольшим чудом является молитва. Не от меня, обычного человека, уничтоженного тяжелым трудом, выходит сила, которая меня возрождает, спасает, подносит выше меня самого. Она происходит извне и ничего в мире не могло бы противостоять ей”.

Советский режим забрал все у этих людей, кроме молитвы – основы их духовной жизни. Об этом свидетельствует о. Хилярий Вильк: “Что это?! На ступеньках алтаря стоят министранти в белых комжах. Посреди алтаря лежит орнат священника, а на пульпите (амвоне) – закрыт Мессал, свечи зажженны. Такое впечатление, будто ожидают священника. Священник так близко и в то же время так далеко! Все заканчивают песню к Пресвятой Девы Марии, кто-то звонит в колокольчики и из ризницы выходит в комже господин Майданюк, неся книгу “Литургический Год” и идет в скамьи. Люди становятся на колени, один министрант идет за алтарь и снимает заслон из иконы Святой Анни. Хор, которым руководит органистка, госпожа Обертинська, в сопровождении фисгармонии выполняет Господи помилуй, и торжественное Слава в вишних Богу… Ризничний читает отрывок из торжества Пресвятой Троицы, после чего все встают, чтобы выслушать Евангелие на этот день. Это праздник был… без проповеди. Хор поет более длинную форму Верую… на латинском языке, ризничний собирает пожертвования, заносит их к главному алтарю, потом молится в следующих намерениях: о здравии людей, о трудящихся… Радуйся Мария; за вечный покой для усопших… Радуйся Мария; чтобы священник приехал в наш храм… и, называя это намеряние, с усилием сдерживает слезы. Поют песню “Сердечна Мати, опікунко людей», потом три раза звонят колокольчиком и хор поет Свят, вовремя которого все становятся на колени и остаются в тишине для Превращения; звонят звоны и люди мыслью несутся к близким и далеким храмам, где Иисус действительно присутствующий и в поклонении под видом Хлеба и Вина. В эти минуты я думал: “Люди так много молятся, чтобы приехал священник”! Приходит момент духовного Причастия, хор поет Агнче Божий и в храме движение: люди встают, берут хоругви, которые стоят посредине и между скамьями; господин Майданюк берет крест и в сопровождении министрантов, которые звонят колокольчиками, начинается проццесия. Вижу на алтаре Мессал, подхожу, беру его в руки и следую за министрантами; люди видят меня и, возможно из боязни, что украду его, внимательно следят за мной. Во время проццесии все поют “Тебе хвала и поклонение”. После всего положил Мессал на алтарь.

Вот несколько примеров отважной обороны храмов, свидетельства того, как люди стремились к Богу без страха перед безумной атеистической пропагандой. В парафии Томашполь верные в 1953 году выслали 62 просьбы, чтобы им вернули храм. В Мурафском приходе в 1957 году больше 5000 человек подписалось под посланием к правительству, написанным О. Дажицьким. Ответственный по делам религии писал своим начальникам, что, беря под внимание данные с 1957 года, 2600 католиков из Черновцов Подольских выслали 20 просьб о возвращении храма. Во всех приходах просили о возвращении храмов. Так как правительство медлило давать разрешение, некоторые верные сами открывали двери храма и входили, чтобы молиться. Например, 9 мая 1969 года в Гвардейском храм был открыт верными: все вошли и начали петь, прославляя Пресвятую Деву Марию. Кто-то дал знать председателю колхоза, что люди молятся в храме. Приехали, выгнали людей и опять закрыли храм. После допросов понесли наказание организаторы очевидного со штрафом 50 рублей, что в то время это было большой суммой. Представители верующих выслали в Киев следующее письмо с просьбой: “Поскольку нам кажется, что время правления Сталина уже закончилось, мы думаем, что согласно новым указам ничего не угрожает нам, справедливым и простым советским рабочим, что никто не оскорбит наши религиозные чувства. Просим от имени тысячи верных, во имя свободы совести, во имя индивидуальной радости человека и во имя правды: позвольте нам, старшим людям, дожить спокойно до конца наших дней, не забирайте у нас храма, единственная наша радость.

С такими и подобными просьбами верные ехали в Киев, в Москву и в Винницу. Прихожане из Ситкова и из Винницы написали в Верховную Раду: “Скажите, или вам еще не надоело читать наши просьбы? Мы пишем уже давно. Неужели вам трудно сказать лишь “Откройте храм”? Это зависит только от вас. Или вычеркните из Конституции слова “свобода религии”. Какая свобода веры может быть, если храмы закрыты”?

Также из прихода в Шаргороде в то же время подали 112 просьб, чтобы не закрывали храм и приблизительно 20 раз высылали делегацию из 30-35 человек, чаще всего молодых работников колхоза, в Киев и в Москву, чтобы просить о священнике. Эти просьбы препятствовали ответственному по делах религии в Киеве, потому он написал непосредственно своему представителю в Виннице, чтобы тот занялся “серьезно католическим приходом в Шаргороде, потому что ко мне приходит много просьб, упреков, приезжают делегации. Примите решение и сообщите нам относительно решения этой ситуации”.

Правительство считало группы Розария антисоветскими. Отца Вилька обвинили в организации этих групп, написав донос к правительству: “В русском языке слово Розарий отождествляется со словом “ружье”, то есть “оружие”. “Помню, – вспоминает Монсеньйор Ян Пурвинський, епископ-ординарий Киевско-Житомирской епархии, – что в 1983 году в христианских домах проверяли все, ища чего-то, что бы выявило тайны Розария”.

Таинства не могли быть осуществлены без священника, когда перестройка внесла немного свободи культа, жизнь приходов возобновилась. И вот под конец 1990 года, их существовало около 130, служило 50 священников, учитывая и тех, которые приехали из Польши. По статистике число приходов в первый год независимости Украины с 1 января 1992 году было таким: на Винниччине – 63 прихода; Волыни – 3; в Днепропетровской области – 2; в Донецкой области – 1; в Житомирской области – 46; на Закарпатье – 60; на Ивано-Франкивщине – 13; на Киевщине – 5 (в г. Киеве – 3); на Львовщине – 92; в Николаевской области – 1; в Одесской области – 1; на Ривненщине – 8; Сумщине – 1; Тернопольщине – 60; Луганщине – 1; Херсонской области – 3; Хмельниччине – 74; Черкащине – 1; в Черновицкой области – 12.

Таким образом, тем времени в Украине существовало больше 450 римско-католических приходов, а по численности верных римско-католическая Церковь была на четвертом месте после православной, автокефальной и греко-католической. Такое стремительное развитие римско-католической Церкви между концом 80-х и началом 90-х годов свидетельствует о крепкой религиозной католической традиции, которая укореняется в Украине с древних времен. Невзирая на преследование, стремление веры, духовной жизни и форм религиозного культа не были никогда перечеркнутыми: достаточно было дать свободу слову, сознание обществу, чтобы смогла ожить религиозная жизнь. 23.06.2001 г. впервые в истории Украина принимала с визитом премию своего духовного христианского возрождения, римского Понтифика Йоана Павла ІІ.

“Что-то сжало мне горло, – свидетельствует сестра Кляра Стащак, – и я плачу с радости, потому что на этой земле верные, не принимая во внимание трудности, сохранили свою веру и любовь к Богу, и почти все приступают к Причастию. Все внимательные, выходят спокойно, без толкотни, кое-кто на коленях, и, как дети, со сложенными руками, долго смотрят на Дарохранительницю […]. Месса в семь утра, но храм полный людей”.

То, что Церковь в Украине смогла выстоять после войны, прежде всего есть заслуга верных, которые невзирая на преследование, защищали свои храмы вплоть до 90-х годов, когда началась перестройка. Значительный успех имели молитвенные встречи, иногда до тысячи верных и присутствие священника, чтобы просить открытия конфискованного храма.

В СССР за времена правления Хрущева было закрыто и разрушено почти 14000 храмов. В Украине только во Львове закрыли их около 30. Миряне, которые противостояли этому и оказывали сопротивление, были вывезены в концлагеря. Из 120 приходов Луцкой епархии осталась только одна (Кременець); из 400 Львовской митрополии и 70 из епархии Перемишля, которые находились на границе из СССР, в начале 80-х годов их осталось только 12. В 40-х, 50-х и 60-х годах осталось около 50 приходов, которых под конец 80-х стало 70. В 1961 году в Хмельницкой области было 12 зарегистрированных приходских общин с двумя священниками; в 1972 году – во всей Украине 97 католических общин. Дыхание свободы, даже, если она еще немножко ограничена, началась от перестройки Горбачева. В городах и деревнях в начале возобновленные приходы были немногочисленными, но их открытие способствовало приходу тех, которые до этого времени не практиковали веру.

Заканчивая нужно подчеркнуть, что в течение всей истории Церкви не раз переживала преследование. Были уничтожены миллионы людей, часто ее наилучших сынов и дочерей. Мученичество Иисуса стало первым зерном длинной серии мучеников, и Церковь Третьего Тысячелетия имеет их немало. Много режимов имели твердую политику, чтобы уничтожить Церковь, но никто и ничто не был в состоянии ее уничтожить, потому что в ней всегда актуальные слова Христа: “Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мт 16,18). Даже коммунистический режим, который в 1917-1991 годах в Советском Союзе имел за цель уничтожение Церкви, невзирая на свои разные способы не смог ее преодолеть. Отдали свою жизнь мученики за веру, были уничтоженны, профанируемые и конфискованные храмы, изучался атеизм, но Церковь, Божия институция, “святая, католическая и апостольская”, стала победительницой, потому что она является манифестацией Христа, который реализуется в истории; это победа народа, который ходит в присутствии Иисуса: “Я с вами во все дни до скончания века” (Мт 28,20). «Они будут ратовать против тебя, но не превозмогут тебя; ибо Я с тобою, говорит Господь, чтобы избавлять тебя» (Иер. 1, 19).

Здесь мы хотели показать, что способен сделать человек, когда отрекается Бога. Видели примеры жизни тех, которые живут без Бога и ставят на первое место идолов, а также примеры тех, кто не поддался этой теории фальшивой свободи. Они свидетельствуют, что стоит верить Богу, приглашают нас задуматся над тем, что нас отдаляет от Него и указывают нам на источник силы, чтобы выстоять и идти дорогой, которая ведет к Нему. Чтобы соблюдать Божьи Заповеди, они собирались на молитву, и это для многих стало причиной расстрела, выселения, смерти от голода, потому что не получали уже заработной платы. Женщины не делали абортов, чтобы не уничтожить жизнь, данную Богом. В супружеской жизни Бог был для них идеалом. Как Он остался верным икономии спасения людей, не принимая во внимание их предательства, так и супруги в Украине старались в течение всей жизни, не беря под внимание материальные проблемы (бедность, преследование), жить вместе аж до смерти.

Несмотря на ужасы коммунизма, католическая Церковь, как прекрасное растение, которое живет в каждом веке и в каждом климате, пережила все бури, и сегодня в Украине переживает период обновления в веры. Возобновляется Церковная администрация, епархиальные и приходские общины, работают священники, монахи и монахини, рождаются новые призвания. Люди приходят к Христу и к Церкви, которая в конечном итоге не является уже “Церковью катакомб и молчания”; теперь она может говорить свободно. Преследование и атеистическая идеология не смогли уничтожить в верующих желания веры, духовной жизни и форм религиозного культу.

[i]Le lettere, La Chiesa romano cattolica, 1906 вArchivio Statale di Regione Vinnitza, f. R-2700, vol. 6, с. 72.

[ii]Там само, 19, f. R-2700, vol. 62, с. 70-71.

[iii]I protocolli, La Chiesa romanocattolica, 29вArchivio Statale di Regione Vinitza, f. P-136, vol. 215, сс. 9-10.

[iv]Там само, 32,f. P-136, vol. 198, с. 107.

[v]Там само.

[vi]Я. ОСТРОВСЬКА, м. Городок, 10.02.2001, ст. 118, в П. ГОНЧАРУК, Духовнежиттяпереслідуванихосіб…, с. 43.

[vii]В. ГОРОДИСКОЇ – З. МІХАЛЬСЬКОЇ, с.м.т. Станція Дунаївці, 29.10.2000, ст. 36,в П. ГОНЧАРУК, Духовнежиттяпереслідуванихосіб…, с. 55.

[viii]J. BILSKI, “Wspomnienia”, в P. WYSZKOWSKI OMI, Moc wiary. Próba przedstawienia prześadowań Kościoła rzymskoktolickiego na Ukrainie na przykładzie parafii Św. Anny w Barze w latach 1917-1991, Poznań 1998, с. 158.

[ix]Там само, сс. 42-43.

[x]H. M. WILK OFM Cap, Ty nie zginiesz, Lublin 2001, сс. 176-177

[xi]I protocolli, La Chiesa romanocattolica, 42 в Archivio Statale di Regione Vinitza, f. P-136, vol. 211, с. 10

[xii]Там само, 19в Archivio Statale di Regione Vinitza, f. R-2700, vol. 51, с. 8.

[xiii]Там само,сс.9-10.

[xiv]Там само, с. 11.

[xv]H. WILK OFM Cap, Ty nie zginiesz, Lublin 2001, с. 116.

[xvi]Я. ПУРВІНСЬКИЙ, „Україна вітає папу”, в „Парафіяльна газета”. Тижневик католицьких парафій України 18(2002) 3.

[xvii]M. NOWOSAD, «Sytuacja religijna na wspolczesnej Ukrainie», в Katolickie unie koscielne w Europie srodkowej i wschodniej-idea a rzeczywistość, Red. S. Stepien, Przemysl 1998, c. 385.

[xviii]RękopisyS. Klaryimaszynopisy. Prosto na krzywych liniach, в Archivio delle Suore Benedettine Missionarie in Otwock (Polonia), f. P-12, vol. 4, c. 1.